Игорь Иванов - "голос Америки" и голос Советского Союза

 

Часть 1. "Голос Америки"

 

Родился я в Москве на проезде Серова. Мой папа по профессии график-иллюстратор, он любил музыку играл на 4 инструментах и хорошо пел. Моя мама работала в бухгалтерии ГУМа. Она любила играть на гитаре, хорошо пела и танцевала. У нас дома был проигрыватель и много пластинок.

Я часто их слушал, знал многие песни наизусть и мог их cпеть, что я и делал, когда к нам приходили гости. В школе я пел в хоре. Мой брат работал в то время в ЦДРИ и был заядлым битломаном. Через него у нас дома появились первые записи «Битлз». Эта музыка настолько повлияла на меня, что я пошел учиться по классу гитары в ДК им. Крупской, а в 6 или 7 классе создал школьный ансамбль. В школьные годы я увлекался многими вещами: ходил в радиокружок, где собрал свой первый радиоприёмник, играл в футбол в "Торпедо", рисовал стенгазеты. Я опускаю много событий, которые со мной происходили в 60-е годы, когда я ходил на ансамбли "Скифы", "Аргонафты", "Космонавты". Там же я впервые услышал и Леню Бергера, певшего песни "Битлз", стоя за кулисами.

В 1967 году я познакомился с Грановым - руководителем ансамбля «Голубые гитары». 

Ансамбль "Радуга":Виктор Кузякин, Юрий Семенов, Игорь Иванов
raduga

В 1968 году я закончил 8 классов и пошел работать в конструкторское бюро одного завода. Сначала лаборантом, а потом стал механиком- прибористом. Параллельно я учился в вечерней школе. Через полгода я стал руководить художественной самодеятельностью КБ завода. Мы создали заводской ансамбль и назвали его "Радуга". В 1969 году с этим ансамблем мы заняли 2 место на смотре художественной самодеятельности между районными предприятиями, а в 1970 на конкурсе политической песни Люблинского района г. Москвы- 1 место, где я спел песню Давида Тухманова "День без выстрела". Где-то в 1971 году мы этим же ансамблем пошли на прослушивание в МОМА. В итоге на работу пригласили только меня, но один я туда не пошел.

В это же время я успевал играть на танцах в подмосковном городе Дедовске. В 1972 году композитор Алексей Черный пригласил меня на работу в Театр Эстрады. Он организовал там ВИА на создание, которого ему дали предварительное согласие. В ансамбле собрались достойные музыканты: Б. Багричев, И. Лактионов, В. Ситнер. В состав входили и скрипичные инструменты, ансамбль получался очень интересный. Я уволился из КБ завода и стал репетировать . Мы готовили программу из песен Алексея Черного. И затем выступали в Театре Эстрады. Но почему-то через 2- 3 месяца разрешение на этот ансамбль получено не было, и все оказались на улице.

-А кто давал такое разрешение?

Не знаю. Это Алексей занимался. В то время я уже женился и у меня родился сын. Я понимал, что моё призвание петь и дальнейшую судьбу хотел связать с музыкой. Тут в газете "Вечерняя Москва" я прочитал заметку о том, что ВИА "Веселые ребята" проводит набор музыкантов. Мероприятие это происходило в ДК им. Зуева. Я пришел на прослушивание и стал ждать своей очереди. В зале сидели Слободкин, известные музыканты и какие-то девчонки. В конечном итоге Слободкин вызывает меня на сцену. Ребята, что пели до меня, пели по одной или две песни. Я спел одну песню. Слободкин попросил еще. Я спел ещё: что-то популярное, что-то свое и что-то эстрадное.

- А свое - что?

С 1969 года я уже начал сочинять песни. Что пел там, точно уже не помню. Была песня "Никогда". Спел и Кристи - "Желтая река". В итоге я спел 5 песен.

Слободкин мне говорит:

-Перезвоните мне завтра.

А барышни, которые сидели в зале мне сказали:

-Вы пели лучше всех.

Я перезвонил на следующий день, и он мне говорит:

-Я думаю, что к нам в коллектив вы не подходите, но я точно знаю, куда вы подойдёте.

Он, видимо, хотел меня порекомендовать к Юлию Слободкину в "Москвичи". Слободкин опять мне говорит, чтобы я перезвонил ему, но больше звонить ему я не стал.

-А он не сказал, почему ты ему не подошел?

По всей видимости, я не пел так, как ему было надо. Потом, когда я пел в ресторане, у нас в программе были песни Слободкина "Когда молчим вдвоем" и др. Я пел песни из репертуара многих исполнителей: Энди Вильямса, Том Джонса, Энгильберта Хампердинка, "Криденс", "Битлз", Антонова, Слободкина и многих др. Некоторых исполнителей я пародировал, но в основном я всегда старался петь по-своему.На следующий день мой приятель пригласил меня выступить в ресторане. Это был подмосковный ресторан “Архангельский”.

После того выступления меня пригласили на работу в МОМА. С нами тогда поехал приятель моего друга. В дальнейшем я узнал, что его зовут Стас Намин. Таким образом, я познакомился с "Цветами". Они меня звали к себе, но тогда они не гастролировали. Хотя там в то время был звездный состав: Лосев, Фокин, Дьячков, квартет "Млада". Замечательный, кстати, был квартет. Я потом отдельно ходил на их выступление.

-А что это за квартет?

А он подпевает на первой пластинке "Цветов". Это был вокальный ансамбль, с сольной программой, а руководила им М. Коробкова. Я поехал посмотреть на их выступление и получил огромное удовольствие.

-А их же вроде бы трое было?

Мне почему-то кажется, что их было четверо. Работая в МОМА, я поступил на курсы повышения квалификации гитаристов. Учился у известного джазового гитариста Бранта. В МОМА мне удалось поработать с замечательными музыкантами: Владимиром Данилиным, Анатолием Сазоновым, Андреем Товмасяном, Владимиром Яковлевым, Владимиром Василевским, Владимиром Окальздаевым и многими др. Это была хорошая школа. Там я пел много песен, в том числе и песни из репертуара Э.Хампердинка. Это был один из немногих исполнителей, песни которого я пел близко к оригиналу. Люди приходили послушать меня, как Э.Хампердинка, а Владимира Данилина, как Джимми Смита. Он тогда играл близко к его стилю.

И как-то раз в 1974 году на наше выступление пришел Александр Пульвер. Он был в восторге от того, как я пел и пригласил меня в Москонцерт.

pulver

 Ансамбль "Экспресс". За роялем А. Пульвер. В центре И. Иванов

-У него же был инструментальный ансамбль?

Да, назывался он “Экспресс”. Он сказал мне:

- Я делаю ВИА и мне нужен такой вокалист.

Я перешел на работу в Москонцерт. Мы стали готовить программу. Для усиления вокальных партий Пульвер пригласил четырех вокалисток. Я солировал, а они мне подпевали. Работали все вновь приглашенные, как бесставочники и получали копейки. Хотя концертов было много и на хороших площадках. Один из первых концертов был в парке им Горького на открытой площадке. В этом концерте принимали участие многие ведущие артисты нашей страны. Я пел песню "Фата-Моргана" композитора Александра Шульги, и встречали песню великолепно.

Проходит 3 месяца. Мы работаем с Пульвером по всем концертным площадкам Москвы, и тут выясняется, что ему не дают статус ВИА. И ставку он мне не делает. Я ухожу из Москонцерта назад в МОМА в ресторан "Октябрь" на Калининском проспекте.

Наш ресторан входил в пятерку самых престижных для московской тусовки. И как-то раз по "Голосу Америки" сказали про наш ансамбль, и что-то говорили про меня. Сам я этого не слышал, но мне об этом потом рассказывали. И к нам в ресторан стали приходить много интересных людей, таких, как Добрынин, Дербенев, Тухманов, Антонов и много других. Антонов меня приглашал к себе. Тогда же Васильев мне звонил из Питера и приглашал на роль Орфея в "Поющие гитары", но я отказался.

-Почему?

Во-первых: не хотел уезжать из Москвы. Во-вторых: я чувствовал, что опера-это не мое. Я хотел петь песни. После упоминания обо мне по "Голосу Америки" я получил приглашения на работу во многие известные коллективы нашей страны. Это было начало 1975 года.

 

Часть 2. Голос Советского Союза

 

ВИА "Лейся, песня!"

 

lp1 

 Ансамбль "Лейся,песня" (1975):

Борис Коршунов-вокал, тромбон. Юрий Захаров-бас. Владимир Заседателев-ударные. Владислав Андрианов-вокал. Сергей Киселев-труба. Владимир Скрябцов-ударные. Игорь Иванов-вокал. Вячеслав Улановский-саксофон. Александр Рузов-ударные,ведущий, бригадир. Впереди-Валерий Селезнев и Михаил Плоткин.

 

Одно из первых приглашений я получил от В. Добрынина. Он пригласил меня в недавно образовавшийся ансамбль "Лейся, песня". В ресторане я пел всегда чужие “хиты”- песни, которые все любили и знали. А тут он мне показал новые песни, которые никто никогда не исполнял: "Прощай", "Кто тебе сказал", "Просто не вериться". В это же время я получаю предложение от Давида Тухманова на запись пластинки. А поскольку я уже согласился работать в «Лейся, песне», то и предложил Тухманову записать пластинку вместе с этим ансамблем. Таким образом появилась пластинка с песнями "Ты не забудешь обо мне", "Песня про Сапожника", "Объяснить невозможно", "Не знаю что и думать мне".

С этой пластинкой связан такой случай. Тухманов пришел к нам в ансамбль и стал показывать песню «Сапожник». Он играл ее на ф-но, а мы стояли вокруг и слушали. Когда он начал играть вступление, то мы стали переглядываться между собой. Дело в том, что вступление очень походило на начало песни Добрынина «20 век», которая уже была у нас в репертуаре. Но никто ничего не сказал. В итоге «Сапожника» записали в тухмановской версии, а вступление песни Добрынина переделали.

- Кто делал аранжировки песен для этой пластинки?

Тухманов.

-А я слышал, что сначала их сделал Селезнев, но этот вариант не устроил Тухманова.

Тухманов - блестящий аранжировщик. И очень трудно представить, чтобы он доверил свои песни в руки другому аранжировщику. Нет, это были его аранжировки. А нам надо было просто все сыграть по нотам.

Работая над этой пластинкой, Тухманов предложил мне принять участие в записи следующей под названием “По волне моей памяти”, где я в дальнейшем спел песню "Из вагантов".

-А кто в тот момент был в составе ансамбля?

Вот этот состав, который на фото. Кроме Заседателева. Он пришел чуть позже. Его взяли вторым барабанщиком.

-А зачем нужен второй?

Это очень эффектно слушается, когда играют одновременно два барабанщика. Они со Скрябцовым дополняли друг друга.

-От какой филармонии работал ансамбль, и где была ваша репетиционная база?

Работали мы от Кемеровской филармонии. А база была в Москве, в ДК.

-Как образовался ансамбль "Лейся, песня"?

Существовал такой ансамбль «Витязи» под руководством Канишева. Ансамбль в основном ездил по переферии. После гибели Канишева, они каким-то образом вышли на Плоткина, и он раскрутил коллектив до всесоюзного масштаба.

Когда я в первый раз пришел в ансамбль, у меня были усы и М.Плоткин мне говорит:

-Игорь, вам надо сбрить усы.

Он очень внимательно относился к внешнему виду. На мой взгляд, тандем Плоткин-Селезнев - это хороший вариант для всех коллективов. Когда есть музыкальный руководитель и есть продюссер, который знает, как и что надо делать и куда вести ансамбль. Это невозможно сделать одному человеку. Селезнев писал новые аранжировки к песням, проводил репетиции, а Плоткин занимался рекламой, гастролями, приводил новых композиторов. Правда, песни Добрынина преобладали. Это был, чуть ли, не его штатный коллектив.

-А в ансамбле аранжировками занимался только Селезнев?

Селезнев. Он блестяще это делал.

-А "Прощай"- это селезневская аранжировка?

Селезневско - Добрынинская. В концертах эта песня иногда звучала несколько раз. Запись, на мой взгляд, была не самая удачная. Вокальное наложение пришлось делать отдельно, в это время мы находились на фестивале "Красная гвоздика" в городе Иваново. И вот поcле 3 концертов я вместе с В.Селезневым поехал в Москву, потому что на утро была назначена запись. Мы приехали в Москву и попали под ливень. Пока ловили такси, промокли насквозь. Приехали на "Мелодию" и где-то за 20 минут я записал эту песню. Это после бессонной ночи. Но Добрынину понравилось. Это была моя первая запись на фирме «Мелодия». А песню тогда я толком и не послушал. Мы опять поехали на 2 концерта в город Иваново. Это было очень тяжело. Специфика записи такова, что многие вокалисты могли очень хорошо петь на концертах, но совсем не могли записываться. Это огромная проблема! Этому надо учиться. Но результат оказался ошеломляющим, пластинка с нашей записью разошлась 15 миллионным тиражом.

-Но ведь тебя все равно никто тогда еще не знал в широкой массе. Что это поет Игорь Иванов.

Я в то время об этом не думал. Я просто любил петь. За 1975-77 годы я записал, много песен, которые потом стали популярны. Мой голос стал уже узнаваем. Когда, уже позже, я приезжал на гастроли в Киев с "Поющими сердцами", то там при продаже билетов кто-то специально написал, что в ансамбле поет Игорь Иванов, который записал такие-то песни как: "Прощай", "Алло, Алена", "Из Вагантов", "Облака в реке", "17 лет" и т.д.

-Я знаю, что первоначальный текст песни «Прощай» был другим и написан он был Олегом Марусевым - известным московским конферансье. И уже потом на эту музыку Дербенев написал свой знаменитый текст. Когда Добрынин показывал тебе эту песню впервые, какой текст у нее был? И в каком месяце вы начали ее записывать?

Текст был Дербенёва, а о том что эта песня имела другой текст я узнал много позже. Добрынин показал мне эту песню в начале 1975, а в апреле или в мае она уже вышла на пластинке.

-Когда ансамбль "Лейся, песня" выпустил свои первые записи, то там был такой необычный для того времени жесткий гитарный звук. Это была селезневская гитара?

Селезневская. На мой взгляд, она излишне выделялась в аранжировках. Хотя очень эффектно слушалась на тот момент. Она преобладала в звучании ансамбля. Тем не менее, скорость, с которой мы двигались к популярности и с музыкальной точки зрения и с продюсерской, была просто феноменальной. Если бы эти два человека не поссорились, то "Лейся, песня" через год - полтора был бы одним из первых коллектив в нашей стране.

-В чем была проблема?

В коллективе начались внутренние дрязги. Кто-то приходил к Плоткину и жаловался на Селезнева, а кто-то делал наоборот. В результате произошел разрыв. Плоткин решил уйти. В том конфликте я принял сторону Плоткина, потому что это было несправедливо по отношению к нему. А ситуацию кто-то искусственно создавал из музыкантов внутри ансамбля.

-А когда это конфликт случился?

Это конец 1975 года. За то время, что я проработал в "Лейся, песне" было записано около 20 песен. И многие из них вошли в золотой фонд этого ансамбля.

-В ансамбле в то время были хорошие заработки?

Тогда еще нет. Я получал где-то 150-170 рублей в месяц. Мы только стали выходить на всесоюзный уровень, где уже можно было хорошо зарабатывать. Для сравнения, когда я пришел в «Поющие сердца», то за неделю получил 520 рублей. Вот что такое всесоюзная известность.


ВИА "Надежда"

 

nadezhda-1 

 Ансамбль "Надежда" (1981):

В центре: Игорь Иванов. За ним:слева направо-Александр Мураев-клавишные, Любовь Донских-вокал, Владимир Архипов, Надежда Кусакина-вокал, Юрий Горьков-бас, Александр Мирохин-барабаны, Сергей Антоненко-гитара, Сергей Литвяков- труба.

 

-Что было дальше после ухода из "Лейся, песня"?

Плоткин, вместе с музыкантами, которые ушли из «Лейся песня», создает новый ансамбль под названием "Надежда". Аранжировками песен занимался поначалу Вячеслав Улановский. Через пару месяцев мы делаем первые записи. Эти песни начинают звучать по радио, затем начинается концертная деятельность. Где-то весной Д.Тухманов напоминает мне о пластинке "По волне моей памяти" и предлагает записать песню "Из вагантов". Я не представлял кто такие ваганты. Тухмановы пригласили меня к себе домой, мы сидели, пили чай, и они мне рассказали о вагантах. Для записи песни нам понадобились подпевки, и я предложил вокальную группу из "Надежды". Мне в этой песни пришлось делать много наложений. И петь с хором, и кричать, и вторые голоса, и третьи.

-А Тухманов сразу определил, кто какую песню будет петь?

Это он никому не рассказывал. Этот музыкальный проект вообще делался инкогнито. Никто ничего не знал. Кто и что будет петь, и как это будет все выглядеть в итоге. Слава богу, что Тухманов сумел все это выпустить. Я не мог купить этот диск, мне его подарил сам Тухманов. Первый раз я его послушал у него дома. Диск был великолепен, и было здорово, что моя песня оказалась там самая заводная. Мне очень понравились и другие песни, а особенно "Сердце, сердце" и "По волне моей памяти". Очень жалко, что Тухманов вырезал коду в песне "Из вагантов". Там Пивоваров так играл на гитаре, что я просто заслушивался. Он играл так вкусно! Так красиво! Это было просто замечательно! Вообще Пивоваров выдающийся гитарист. Музыкант от Бога!


-Дьячков мне говорил, что Тухманов сначала записал эту песню с Бергером. И, якобы, он такую запись слышал.

Мне и Градский говорил, что Тухманов предлагал сделать эту запись ему. Но по поводу Бергера - это маловероятно. Бергер уехал в 1974 году, а диск записывался в 1975-76. После диска "Как прекрасен этот мир" была пластинка "Эта веселая планета". Мне кажется, что Тухманов так далеко не заглядывал, потому что он все свои музыкальные проекты доводил до конца. Пока диск не выпущен, дальше ничего не происходило.

-То есть, параллельно он ничего не делал?

Мне так кажется. Всеми проектами Тухманова занималась его жена Таня. Это тоже был прекрасный тандем. Тухманов- великолепный музыкант, замечательнейший композитор, но без человека, который направляет и реализует его идеи, ему было бы очень сложно. А вот у его жены Татьяны Сашко просто был дар направлять Тухманова туда, куда нужно. Мы можем проследить: "Эти глаза напротив", "Последняя электиричка", "День без выстрела", "Восточная песня", "Эта веселая планета", "По волне моей памяти" и много других пластинок с хорошими песнями были выпущены ими. Татьяна играла огромную роль в творчестве Тухманова. Бывало на записи, звучит музыка, человек начинает петь и вдруг Татьяна говорит Тухманову:

-Адик, это никуда не годится... Вот это место надо переделать.
-Таня, это невозможно.
-Адик, это никуда не годится... Это совсем плохо.

Давид Федорович садиться и переделывает. И становиться просто здорово.

Я продолжал работать с «Надеждой». Первые песни ансамбля, которые зазвучали по радио, принадлежали А.Пахмутовой. Были песни и других авторов, например, песня "Верни мне зори вешние" Олега Иванова. Эта песня была очень здорово сделана. Я уже не помню, кто делал аранжировку, но песня звучала очень красиво. Были песни "Люблю тебя"( Игоря Якушенко), "Счастливый четверг" (Яна Френкеля), "Это только начало"(Бориса Ривчуна), "Ты сама придумала" (Добрынина), песня "Нежность"(Пахмутовой) и другие. Это лучшие работы коллектива "Надежда" того времени.

Хотя мы очень много работали, моя зарплата была невелика, поскольку у меня была маленькая ставка. Так же, кстати, было и в "Лейся, песне". На эти деньги содержать семью было невозможно. Кроме того там началась текучка кадров, а меня уже давно звали в "Поющие сердца". В общем, я помог Мише сделать все, что от меня зависело, и мы с ним прекрасно расстались.

 

Ансамбль "Поющие сердца"

 

ps_1 

 Ансамбль "Поющие сердца":

Барилов, Индроков, Дорохин, Харакидзян, Шеманков, Векштейн, Избойников, Жмакова, Иванов и Офицеров.

Я пришел на место Сергея Муравьева. Был такой курьезный случай. "Поющие сердца" выступали в парке им.Горького с концертами. А там чтобы пройти на сцену, надо было подняться по металлической лестнице. А по тогдашней моде у музыкантов были мощные башмаки на толстой платформе. И Муравьев, поднимаясь по этой лестнице, спотыкается и ломает ногу. На сцене ансамбль уже играет вступление к его песне, а он со сломанной ногой, естественно, выйти для ее исполнения не может. Он потом долго лечился и на его место пригласили меня.

Ансамбль "Поющие сердца" в то время работал очень хорошо. В составе были великолепные музыканты и вокалисты. Если в «Лейся, песне» мы всего добивались за счет долгой работы на репетициях, то в «Поющих» новую песню мы иногда играли с первого раза. Векштейн, конечно, собирал у себя классных музыкантов.

-А мне наоборот казалось, что ярких вокалистов им, как раз, и не хватало, судя по пластинкам?

Пластинки очень необъективны. Многие группы вообще не умели записываться. И не умеют до сих пор. Ансамбль "Поющие сердца" на тот момент имел таких вокалистов, как В.Индроков, И.Офицеров, Н.Шеманкова, Н.Жучкевич.

Последний пел, как Том Джонс. Но дело не в этом. Мы поем для людей, которые хотят не только услышать песню, но и понять, что ты несешь им этой песней, Чтобы они с тобой сопереживали. Вот у Жучкевича такого не было, хотя голос был очень красивый. А Офицеров великолепно пел советские песни. Баллада "4444" в его исполнении - это просто супер.

Песню "Облака в реке" на концертах пел А.Ольцман. А приходим на студию, он встает к микрофону и у него ничего не получается. Векштейн просит меня:

-Игорь, спой.

Я встал к микрофону и спел. Пластинка с этой песней разошлась 4-х миллионным тиражом. За время работы с "Поющими сердцами" я участвовал в записи 15 песен.

Работая с "Поющими сердцами", я много записывался и отдельно от ансамбля. Так появились песни "Лотерейный билет" (Шульги), "Как хорошо" (М.Дунаевского). На записи песен "Ты со мной" и "Ссора" А.Днепрова мне подпевали трио Капустиных, которые пели на диске "По волне моей памяти". А в "Алло, Алене" и песне "Мы с тобой танцуем" Д.Тухманова мне подпевал квартет "Млада", который уже, правда, назывался по - другому. В последней песне Тухманов уделил особое место звучанию барабанов. Очень долго записывалась бочка, часа 2- хор и 15 минут выделил мне. Там не важно, что я пою. Там важна бочка. Песня входила во все хит - парады Советского Союза того времени. Я не знал, кто там мне аккомпанировал, была инструментальная фонограмма, а я делал вокальное наложение.

Песни эти звучали по радио и выходили на пластинках. Иногда под моим именем, а иногда - нет. Вот вышла большая пластинка "Для вас женщины". Я там пою "17 лет" с "Поющими сердцами" и "Лотерейный билет". В последней написано, что поют какие-то «гитары».

 

oblozhka 

 Диск "Для вас, женщины!", 1978 г.

-Ансамбль "О чем поют гитары".

Так вот, эту песню записал я на готовую инструментальную фонограмму по просьбе композитора Шульги. И никакого ансамбля в глаза не видел. У меня много песен выходило инкогнито. Без упоминания моего имени. Это, конечно, неправильно, но я просто любил записываться. И никогда не отслеживал где, когда и под чьим именем эти песни выходили. На тот период мной записано большое количество песен. Я их все сегодня уже не помню. Многие из них звучат в кинофильмах, в мультфильмах. Сейчас бывает, смотрю фильмы тех лет и с удивлением узнаю, в звучащей там песне, мой голос.

-А сами "Поющие сердца" записывались как-то мало.

Векштейн почему-то относился к этому достаточно прохладно. Почему-то он не хотел этим заниматься. Дело это, конечно, было хлопотное и достаточно затратное. Надо было ко многим ходить и многих уговаривать. Причем, за свой счет.А отдачи, в материальном плане, это почти не давало. В отличие от концертной деятельности.

Мы как-то ехали в автобусе ансамблем и вдруг по радио передают песню в моем исполнении и Векштейн говорит:

-Вот Игоря крутят по радио, значит, он уже может гастролировать.

А Шеманков отвечает:

-Он-то может. Наших-то записей никто не крутит. Их-то - нет.

Вот такие «подначки» заставляли Векштейна что-то предпринимать для записи нашего репертуара. А по собственной инициативе он почему-то этим мало занимался. Больше концертной деятельностью, которой у нас было очень много.

-Антонина Жмакова пришла при тебе?

Она пришла на одну поездку позже меня. Она была такой эффектной интеллигентной женщиной. И в скором времени стала

iv_of_zhmak 

 И. Офицеров, И. Иванов и А. Жмакова

влиять на Векштейна. Он стал носить костюм с галстуком, чего раньше не было. Она же стала его приглашать на выставки, в театры, водить в ВТО. Он постепенно стал более респектабельным, что ли. А потом и влюбился. Дальше все хорошо известно.

-А она как-то влияла через Векштейна на жизнь в аснамбле?

Как-то влияла. Но по началу Векштейн особенно к ней не прислушивался. На него могли влиять в ансамбле только два человека: Дорохин и Шеманков. Дорохин вообще хороший психолог, а на Шеманкове держался основной музыкальный материал ансамбля. Кроме того, он обладал феноменальной памятью и все помнил. Когда на собрании в ансамбле Векштейн начинал говорить по какому-то событию что-то не так, то Виталий мог встать и сказать:

-Вы ошибаетесь. Все было совсем не так и не тогда. А было там-то и так-то.

Он помнил даже, сколько мы, в каком месяце, дали концертов и какую за это получили зарплату. Когда Шеманков ушел из аснамбля, то «Поющие сердца» сразу утратили присущее только им лицо. Он вообще был замечательным музыкантом. Жаль, рано ушел из жизни.

В "Поющих сердцах" я работал около 3 лет. Состав был великолепный, музыканты - супер. Я сегодня смотрю на DVD некоторые концерты ансамбля "Чикаго" и мне почему-то кажется, что это "Поющие сердца". Высокопрофессиональная духовая группа. Ольцман - блестящий гитарист. Барилов из Ростова у нас одно время играл на гитаре. Великолепнейший музыкант.

-А он как оказался в "Поющих сердцах"?

Мы поехали на гастроли, и Ольцман опоздал на поезд или самолет. Мы приехали в Ростов без гитариста. Кто-то Барилова знал, и его пригласили. А у него абсолютный слух. Он вышел на сцену и отыграл весь концерт, как будто он его лет 10 играл. Его уговорили остаться в ансамбле. Он остался, но потом все-таки ушел, к сожалению. Творческий, глубокомыслящий музыкант.

В "Поющих сердцах" было приятно работать. Всегда все звучало стабильно и ровно. Выше всяких похвал.

У меня в ансамбле была самая маленькая ставка. Векштейн обещал ставку мне повысить. Эти обещания продолжались несколько лет. В конце концов, я не выдержал, и мы поругались. Это было в Краснодаре во время концерта. Из-за этого конфликта я так переволновался, что при исполнении песни "17 лет", забыл окончания припева. Зал пел его вместо меня, а я так его и не вспомнил. После этого мы приезжаем в Москву, я подхожу к Векштейну и говорю:

-Я ухожу.

Он стал меня уговаривать, чтобы я этого не делал, но доверие моё он потерял. Я не хотел уходить из этого коллектива, но он другим музыкантам, пришедшим после меня, ставку делал, а мне почему-то нет. Это не такой большой фактор, но не маловажный. И я ушел.


Опять с "Надеждой"

 

Как-то встретил Плоткина. Он мне предложил сольное отделение с ансамблем "Надежда", и я стал работать в качестве солиста с красной строкой на афише.

nadezda 

 И. Иванов, А. Воронов, А. Кондаков, О. Чесноков, Л. Шабина, Ю. Рогожин, Т. Рузавина

-"Надежда" тебе аккомпанировала?

Да, но какая "Надежда"! Она на тот момент была блестящим коллективом. Мне аккомпанировали будущие музыканты "Динамика" вместе с Кузьминым. Как то раз мы были в Новомосковске. Я слышу, он что-то напевает, и говорю ему:

-Володя, а что ты не поешь? У тебя голос как у "Санта-Эсмеральда".
-Да? А кто это?
И я ему дал послушать кассеты с записями.

Потом Владимир Кузьмин уходит из ансамбля и приходит Олег Чесноков. Я вот сам гитарист, очень люблю звук гитары, знаю многих гитаристов и понимаю, кто как играет. Олег- это большой талант. Он родом из Ташкента. После Олега пришел Алексей Белов- будущий "Парк Горького" и группа "Москва" с которым Тухманов познакомился в «Надежде».

-А Чесноков играл лучше, чем Пивоваров? 

Они совсем разные. Оба одаренные и талантливые бесконечно. Оба блестящие гитаристы. Что очень важно. Вот, например, Олег говорит мне:

-Игорь, послушай, в каком стиле я играю?
И начинал играть.

-Блэкмор.
- А сейчас?
-Клэптон.
-А сейчас?
-Карлос Сантана.

Он мог играть в любом стиле. Причем, как мне казалось, лучше оригинала. Нельзя сказать, кто из них лучше. Чесноков играл на разбитом "Хофнере" без примочек, но он умел находить такие ноты, так строить соло, что становилось ясно перед тобой - мастер.

"Надежда" - была кузница кадров для ансамблей всей страны. Там переработало огромное количество музыкантов, которые впоследствии стали известными артистами. Я только не понимаю, почему они умалчивают о том, что начинали в "Надежде".

 

belov 

 В центре Игорь Иванов, справа с гитарой Алексей Белов

-Может быть, потому что к "Надежде" отношение было, как к комсомольско-молодежной агитбригаде?

Ансамбль играл здорово и не только комсомольские песни. Как-то раз, когда я был в Киеве с "Поющими сердцами" туда же приехала "Надежда". Я пошел их послушать, и был приятно удивлен с каким задором и музыкальностью они пели и играли.

Я пел с "Надеждой" свои шлягеры, которые ранее записывал на пластинках, пел и новые песни, которые теперь к своему репертуару причисляют многие ансамбли. В 1979 году меня приглашают на песенный фестиваль в город Таллин, а в следующем году на Московской Олимпиаде-80, там же в Таллине, я представлял РСФСР на Олимпийской Регате.

Солист Росконцерта


В 1981 году меня пригласили на работу в Росконцерт в отдел фестивалей и спецмероприятий.
Там я создал свой коллектив. Назывался он сначала "Салют", потом группа "Икс". От Росконцерта мы объездили всю нашу страну, принимали участие во всех музыкальных фестивалях, которые проходили в нашей стране.

В это же время выходит мой первый сольный миньон, куда вошли такие песни как: "Любовь надо беречь" (В.Мигуля–А.Жигарев), "Уходит любовь" (В.Добрынин–А.Жигарев), "Больше ничего" (Б.Ривчун-В.Гин), "Я помню все" ( В.Шаинский-А.Жигарев). Эта пластинка разошлась тиражом более одного миллиона экземпляров. В то же время мы репетируем песни Виктора Резникова: "Я не умею танцевать", "Кто виноват", "Признание ". А 1983 году выходит новый миньон с песнями: "Что тебе подарить?"(Р.Майоров–А.Жигарев С.Алиханов), "Найди своё счастье" ( О.Сорокин–А.Жигарев С. Алиханов), "В речку камушки бросаю"(В.Шаинский-А.Жигарев-С.Алиханов).

В том же году я записываю песни к фильму "Умный, честный, не женатый". Одна из песен под названием "Ну чем мы не пара" (Е.Крылатова-М.Пляцковскова) становится популярной.

Мне нравиться, когда пение греет, когда оно волнует. Вот и песня про "Иваново-город невест " пошла в народ, и ее начали петь. Недавно мне один известный певец подарил свой диск. Когда я его слушал, то ловил себя на мысли, что не понимаю, для кого он его поёт. Мне вот понятно, Зыкина спела песню, и она живёт у меня в памяти всю жизнь. И я понимаю, для чего она это сделала. Она тронула мою душу. А для чего поет он, мне не понятно.

В 1986 году фирма "Мелодия" выпустила первый диск - гигант под названием "Рыжий". Песни: "Признание"( И.Крутой-А.Жигарев С.Алиханов), "Вы мне не поверите" (Д.Тухманов-В.Харитонов), "Ты читаешь на ходу" ( И.Крутой-А.Жигарев С.Алиханов), "Рыжий" ( И.Тальков) становятся популярными. Далее нас перевели в отдел художественных коллективов Росконцерта. И мы так же гастролировали по стране и за рубежом.

 

Часть 3. В новой России

 

Второй диск - гигант под названием - "Догорает день" вышел у меня в 1993. В 1994 выходит первый CD - "Ночные миражи", в 1995- "Я тебя помню" и "Из вагантов", а в 1996 - "Ты не забудешь обо мне" В 1999 году я принимаю участие в записи духовной музыки, и выходит диск под названием "На крыльях веры", где я пою несколько песен на музыку Л.Тимошенко и стихи А.Лукашина, а в 2001 году "Пусть к небу летит молитва".

В 2001году я принимал участие в интернациональных фестивалях "Славянский базар" и "Золотая фортуна". На последнем меня награждают Дипломом.

В 2002 году выходит диск "Имена на все времена". А сейчас я заканчиваю записывать новый диск.

Я люблю петь и понимаю для чего выхожу на сцену. Вот недавно был концерт под Новый год, и первый раз за 30 лет работы на сцене, меня стащили с неё и стали бросать вверх вместе с микрофоном. Такого ощущения я не испытывал никогда, наверное. Это и есть признание. То ради чего я выхожу на сцену и пою для вас.

-31 декабря 2005 года по СТС показывали фильм «По волне моей памяти», сделанный по мотивам одноименной пластинки. Что ты можешь о нем сказать?

Фильм этот мне не понравился. Он получился существенно слабее пластинки. Можно сказать, что он даже где-то дискредитирует диск.

-Тухманов имел к нему какое-нибудь отношение?

Не знаю.

-В этом году исполняется 30 лет с момента выхода этого диска. Ты не знаешь, планирует ли Тухманов как-тоnagrada это отметить?

Это надо спросить у Тухманова. Но дело в том, что все организационные вопросы, связанные с выходом того диска в то время решала Татьяна Сашко. Давид Федорович административными вопросами не слишком любил заниматься.

 

 

В 2005 году в Храме Христа-Спасителя, в зале церковных соборов состоялась торжественная церемония вручения первой общественной премии «Меценат и благотворитель года», где Игорь Иванов был награжден орденом «Серебряный крест», а в середине года Благотворительное Общественное Движение «Добрые люди Мира», награждают Игоря орденом «Служение Искусству». В 2006 году в Кремле он получил Дипломом и орден «Пламенеющее сердце».